Забота степей

Журналисты Информационного штаба посетили Калмыкию

27.04.2018 в 13:31, просмотров: 890

Когда мы готовились к поездке в Калмыкию, то даже не могли себе представить размах, с которым нас встретят организаторы блог-тура. Наши глаза щурились от жаркого солнца в степях, усыпанных тюльпанами; голова кружилась от опьяняющего запаха полыни, а тело согревалось ни на что не похожим горячим калмыцким чаем.

Забота степей
Фото - Анна Толстова

Тюльпанная россыпь

Первой локацией нашего мини-путешествия стал фестиваль тюльпанов, организованный в калмыцкой степи Целинного района под открытым солнцем. Фестиваль тюльпанов в этом году проводился на территории, в которой тюльпаны обычно не растут. Такое решение организаторы приняли для того, чтобы защитить тюльпаны от гибели и истребления, ведь на фестиваль из года в год съезжается безумное количество туристов. Погубить растение проще, чем кажется – дикие тюльпаны отличаются от «традиционных» своими хрупкими стебельками и тонкими лепестками.

Нежные тонкие тюльпаны

Организаторами действа была предусмотрена концертная программа выступлений с горловым пением, ритмичными прыжками калмыцких танцоров, одетых в меховые жилеты и двигающихся под звенящую музыку местных музыкантов. Колорит калмыцкого народа был настолько ярким и глубоким, что буквально переносил нас в далекую эпоху степных покровителей, рьяно защищающих свои традиции и уклад.

Яркость национальных танцев

Заместитель министра культуры и туризма Республики Калмыкия Николай Санджиев рассказал нам, что основной целью форума является сохранение флоры и фауны Республики, а также привлечение населения к экологическим проблемам территории. Программа фестиваля была подобрана так, чтобы каждый гость смог лицезреть разные жанры и стороны калмыцкого обихода начиная с гадания на бараньей лопатке, проведения «кемялгена» (повествования по 25 позвонку овцы) и заканчивая игрой «нярн шинж» – восемь роговых колец.

Первый фестиваль тюльпанов был проведен в 1995 году. Целинный район в качестве площадки был выбран не случайно – в 1990 году здесь впервые были найдены кусты черных тюльпанов. В народе поговаривают, что черный тюльпан растет там, где чисто, а те, кто увидят его вживую, обречен на пожизненное счастье. Легенда гласит – черный тюльпан появляется в полях незаметно быстро, и так же быстро цветок исчезает. К сожалению, ни один из журналистов блог-тура так и не узрел красоту черного тюльпана, однако найти счастье внутри себя мы смогли и без народных примет.

Во что одета Калмыкия?

Во время фестиваля тюльпанов представители каждого из районов Калмыкии приглашали гостей в свои юрты, чтобы продемонстрировать быт народа, обряды и традиции. Так, забредя в одну из них, местные языковеды и преподаватели организовали нам мини-ликбез о национальных костюмах калмыков.

По словам местных жителей, женские костюмы могут отличаться между собой по разным признакам – территориальной и родовой принадлежности, по возрасту. Вместе с тем, несмотря на многообразие костюмов, есть некие устоявшиеся элементы нарядов, присутствующие почти в каждом образе калмычки.

Костюмы замужних женщин

Интересно, что в древние времена по головному убору и прическе можно было отличить статус девушки и ее принадлежность к определенному роду. При замужестве калмыцкая девушка расплетает свою единственную косу и заплетает по обе стороны. Прическа с двумя косами говорила о том, что девушка находится в статусе замужней дамы. 

Во время торжества замужние дамы надевали невысокую шапочку-камчатку, похожую своей формой на пилотку. Незамужние девушки в праздники надевали шапочки круглой формы «джатаг». Еще одной особенностью женских головных уборов у замужних женщин – разделение шапочки по две стороны. Одна из сторон говорила о принадлежность к роду своей семьи, вторая – к роду мужа.

Для того, чтобы защитить волосы от «сглаза» и песка с пылью, косы прятали в тканевые чехольчики – шиверлыки. Волосы калмычки говорили о ее силе и были хранителем энергии, поэтому косы тщательно прятались от чужих глаз. В правой косе заключалась жизнь замужней девушки, а в левой — сила ее мужа.

Бархатные шиверлыки

Ткань, из которой была соткана одежда, говорила о материальном достатке семьи, в которой проживает калмычка.

В целом, национальный женский костюм калмыцкого народа состоит из платья с свободными рукавами – «терлег» и халата – «цегдег». К тому же, платье и халат сзади имеют небольшой разрез для того, чтобы женщинам было удобнее садиться на коня.

Цвета платья "терлег" ассоциируются с расцветкой степных цветов. Юная девушка для участия в празднике выбрала цвет лотоса

Мужской же национальный калмыцкий костюм состоит из полукафтана – бешмет, пристегнутого поясом и верхнего халата.

Степной воин

«В 60-73 годах пожилые женщины еще носили национальную одежду. А в настоящее время их надевают только на национальные праздники», – рассказал нам на фестивале тюльпанов Борис Горяев, учитель школы.

О теме возрождения этнических мотивов в современной одежде мы рассуждали и с модельером Тостаевой Баиртой в студии «Иньглян». Баирта создает уникальные наряды современного кроя с традиционной национальной символикой. По словам дизайнера, в своей деятельности она руководствуется следующей целью – популяризация национального калмыцкого костюма.

«Сегодня в Республике никто не носит национальных платьев. Традиционный костюм конечно в чем-то неудобен в повседневной жизни, а вот стилизованные наряды достаточно интересны. Таким образом, я пытаюсь показать, что стилизовать национальный калмыцкий костюм возможно», – рассказала Баирта Тостаева.

Мясоедный край

О национальной кухне калмыцкого народа можно рассуждать долго, но лучше ее все-таки попробовать. Кочевая кухня на то и кочевая, что состоит сплошь из мяса, теста, молока и … мяса. Блюда меняют названия, форму, но содержание каждого наименования меню остается неизменным.

Калмыцкая кухня

Справка МК

Ведущей отраслью сельского хозяйства степной республики является животноводство. Отсюда, собственно, и выбор ингредиентов при приготовлении национальной кухни.

За два дня тура «Встречайтесь в Калмыкии» мы наелись хошуурами (мясные пирожки, похожие на чебуреки, но меньшего размера), бёриками (мучное блюдо с мясом баранины, напоминающее по форме манты), а также напились калмыцким чаем с горячими борцеками.

Широкие холмистые степи Калмыкии – бескрайние пастбища для скота, выращивание которых вписано в историю степного народа железобетонно

Специально для незнающих ойратский ресторан провел магическую чайную церемонию с беряшкой (невесткой) у кастрюли. Калмыцкий чай «джомба» – главное блюдо степного народа. Готовится он исключительно в кастрюлях и в соленой воде.

Услышав, что калмыки готовят чай с мясом, никто их присутствующих не был удивлен

Как только вода начинает закипать, в кастрюлю заливают молоко (строго в направлении движения солнца), заправляя чайными листьями и мускатным орехом. В заключении, чай с помощью половника перемешивается ровно 99 раз небольшими порциями для насыщения напитка кислородом.

Чай наливается в пиалку до краев, оставив маленькое расстояние размером с рисинку

Приготовленный чай подается сначала мужской половине по старшинству, а только потом – женщинам. Беряшка обязана подносить калмыцкий чай двумя руками, демонстрируя уважение к гостям и семейству.

В Калмыкии принято держать пиалку с чаем подушечками пальцев. Так, по словам носителей традиций, тело согревается быстрее

Чашка чая также ставится и на алтарь, который имеется в каждой калмыцкой юрте. Именно этот атрибут разделяет кибитку на две части, левая из которых символизирует мужскую часть, а правая - женскую.

Во время приготовления «джомбы» поджигают можжевельник, дым которого окутывает всю юрту благовонием

Тополь единства

Одинокий тополь, усыпанный родниками – глубоко почитаемая святыня Республики. По легенде, дерево было высажено в середине 19 века буддийским монахом. Семена дерева монах привез из Тибета, и вскоре в бескрайних степях на месте взошел тополиный росток.

Только один вид одинокого дерева будоражит внутри кровь – среди голой степи виднеется многолетний и крепкий тополь, направляющий кочевников будто маяк.

Мы медленно блуждали у его корней, загадывали желания, прижимаясь к вековому стволу под звенящую тишину и завывание калмыцкого ветра. В тот момент никому из присутствующих не хотелось говорить, а уж тем более – веселиться.

Одинокий тополь, наполняющий энергией

Место силы. Место единения с природой. Место, где сами собой прощаются ошибки прошлого, а душу покидают оковы. Место, разделившее поездку на «до» и «после».

Улыбка Будды Шакьямуни

Было бы глупо будучи в Элисте не посетить один из крупнейших буддийских храмов Европы – Золотую обитель Будды Шакьямуни. Калмыкия гордится центральным национальным хурулом, а местные жители оберегают его с особым трепетом.

Прежде чем войти в хурул, прихожане обходят большой и малый круг по часовой стрелке. Величественные скульптуры выдающихся ученых древнего буддизма обрамляют большой круг по периметру, а малый круг состоит из череды молитвенных барабанов— кюрде, в которых заложены несколько миллионов мантр. Проходя мимо и крутя барабаны, прихожане очищаются от негатива и плохих намерений, выражая готовность переступить порог храма.

Перед входом администрация хурула просит нас снять обувь и отключить смартфоны. Атмосферу наполняет тихий шепот туристов, не смеющих поднять голос. Девятиметровая статуя Будды Шакьямуни приветствует прихожан, удивляя своими масштабами.

Опущенный взгляд, спокойная улыбка Будды настраивает посетителей на волну умиротворения, сопряженного с душевным трепетом.

Хурул изнутри

Наверное, в этом и весь смысл святого места – наполнить дух надеждой, любовью и состраданием к миру.

Колесо Дхармы у входа в храм

Забота или гостеприимство?

Если бы меня попросили описать нашу поездку в Калмыкию одним словом, то звучало оно бы как «заботливая». Почему-то именно такое описание подходит под наш блог-тур больше всего. Забота проявлялась во всем неслышно и ненавязчиво, так, что заметить было трудно, а не заметить - глупо. Ею проникались сообщения от местного оператора сотовой связи с просьбой одеться потеплее и пожеланиями приятного дня; программа блог-тура, рассчитанная с учетом потребностей каждого; обеспечение транспорта, чтобы мы могли комфортно бороздить дикую степь. Как ни странно, забота проявилась и в снисходительном терпении, когда все мы разбрелись у одинокого тополя и растянули поездку. Казалось бы, обычные обстоятельства, но в них, по-моему мнению, заложено что-то более важное, чем простое гостеприимство. Именно поэтому я пишу о заботе. Я знаю, что над нашим путешествием работала целая команда организаторов и помощников, которые сделали эти два дня полными впечатлений. Ничто из увиденного не имело бы смысла не будь такого отношения к участникам поездки. А Калмыкия теперь в памяти останется для меня краем свободы, местом силы и хрупкой красоты.

Автор фото - Виктор Ястребов

Фото - Анна Толстова