Театр «Периферия» «взорвал» астраханскую театральную жизнь

Разбор театрального фестиваля по горячим следам

23.06.2017 в 11:50, просмотров: 2469

Как-то раз, листая очередной номер журнала «Огонек», я случайно напала на статью о современном провинциальном театре. Критик рассуждал о том, что сегодня в периферийных городах появляется новая драматургия. Среди тех городов, что отмечал автор, была и Астрахань. Тогда я подумала, что Каспийская столица оказалась среди инноваторов только благодаря общедоступному театру «Периферия», который год назад взорвал астраханскую театральную жизнь. А сегодня создатели «Периферии» только подтвердили мое мнение, устроив в городе «ЖАРУ» — лабораторию современной драматургии. О том, как прошли два самых горячих для астраханской публики дня – в нашей новой рубрике «Комменты». Все мнения и отзывы взяты из социальных сетей. Поехали!

Театр «Периферия» «взорвал» астраханскую театральную жизнь
Фото: Петр Анисимов

Искусство никому ничем не обязано

Буквально сидя на чемоданах, решила написать предельно субъективный пост о грандиозном событии, которое состоялось в прошедшие выходные, – лаборатории современной драматургии «Жара». Руководил ею не кто иной, как известный театральный критик Павел Руднев, приехавший в Астрахань по приглашению общедоступного театра «Периферия».

Наверное, я сейчас выдам штамп, но эти два дня перевернули моё представление о театре. «Что театр? Площадное искусство. Подчинено зрелищности, подмосткам, – говорит дед из романа Чудакова «Ложится мгла на старые ступени». – Насколько Гоголь грубее в «Ревизоре», чем в «Мёртвых душах»! И даже Чехов – уж такой тонкий по сравнению со всеми драматург — насколько примитивнее в пьесах, чем в рассказах». Признаться, при всей любви к этому виду искусства для меня театр тоже был вторичен по отношению к литературе, которую я всегда ставила во главу угла. Жутко коробило, когда режиссёр слишком вольно обходился с первоисточником. Теперь же, благодаря лекциям Павла Андреевича, я поняла, что театр имеет на это полное право. Границы, отделяющей канонический текст от интерпретации, фантазий постановщика, просто не существует. Вообще, в голове как-то окончательно уложилась мысль, что искусство никому ничем не обязано и прежде всего не обязано воспроизводить действительность в узнаваемых и достоверных формах.

Почти все пьесы, представленные зрителю на лаборатории в виде читок, эскиза или собственно спектаклей, были мне знакомы. И всё же я будто впервые с ними встретилась. Так, талантливая режиссура Александра Беляева и актёрская игра Николая Смирнова кардинально поменяли моё отношение к пьесе Юрия Клавдиева «Я, пулемётчик». Изначально текст вызвал у меня отторжение – не из-за обсценной лексики и физиологических подробностей (после «Реабилитации» Хармса я закалена как сталь), а по причине, как мне показалось, неправомерной уравниловки событий Великой Отечественной войны и бандитских разборок 90-х. Не буду спойлерить – просто настоятельно рекомендую всем сходить 18 июня на премьеру спектакля и увидеть совершенно новую войну, которая у каждого поколения действительно своя.

Ну и наше маленькое большое открытие – Маша Конторович. Новоиспеченная любовь моих юнкоров, которые, чувствую, теперь будут лоббировать постановку пьесы «Мама, мне оторвало руку», вызвавшей самое продолжительное и плюралистичное обсуждение на лаборатории. Честно говоря, слушала и радовалась, что понимаю в тексте все слова, и они меня, женщину «за зо» (так, оказывается, называют тех, кому за тридцать; те, кому за сорок, – это, соответственно, люди «за чо») абсолютно не смущают. Искренне верю, что, когда мой собственный ребёнок станет подростком, понять его мне помогут именно такие пьесы, а вовсе не школьные психологи.

Надеюсь, нам ещё не раз представится возможность и услышать лекции Павла Руднева, и вернуться к названным и неназванным авторам, а может, даже пообщаться с ними лично. Спасибо всем, кто был причастен к этой двухдневной феерии! Ловите фразу, в которой нет буквы «р» и всего три слова: «Я ВАС ЛЮБЛЮ!»

Анна Кочергина.

Очередная авантюра «Периферии»

На эти два дня я поселилась в доме актера, где и обитают организаторы сего мероприятия – общедоступный театр «Периферия».

«Жара» началась с лекции Павла Руднева «Темы современной пьесы. Россия и Запад». О чём пишут сейчас, что интересно зрителю, кто начал писать об этом, почему актуальна эта тема. Лекция заставила подумать о многих вещах, например, почему так мало мажорных тонов в современных пьесах, почему Буратино нам не интересен в финале истории и как детская драматургия влияет на человека.

День завершился эскизом спектакля «Я, пулеметчик». Недавно нас познакомили с этой пьесой на читках, помню, тогда меня сильно впечатлил материал и не так уж сильно актер. В этот раз я открыла для себя нового Николая Смирнова. Он смог выполнить сложную задачу – остаться наедине со зрителем. Я не находилась в зрительном зале, вокруг меня не было толпы людей, я была на турбазе, где со мной разговаривал браток. Вокруг никого, только я, он и его история. Было и страшно, и грустно, даже весело порой становилось, в какой-то момент хотелось крепко обнять этого человека, который столкнулся с невероятно страшной ситуацией. Как сказал после эскиза один из актеров: «Мое мировоззрение изменилось, я понял, что не хочу связываться с этим». Ведь война — это то, что не нужно никому, как правильно охарактеризовал ее Александр Владимирович, — это просто разборки братков, только в другом масштабе. Пьеса о том, что мы не слышим близких, не можем сложить какие-то явления в общую картину, от этого особенно страшно. Если мне не удалось сдержать слез на эскизе, то страшно представить, что будет на спектакле. Премьера запланирована на 18 июня, жду с нетерпением. Ах, да, за «Сплин» отдельное спасибо.

Эта лаборатория – очередная авантюра «Периферии», которая, бесспорно, удалась, спасибо за потрясающую возможность дышать театром. Надеюсь, до скорой встречи на премьере спектакля «Я, пулеметчик».

Анна Макарова.

Я ничего не рекламирую, честно

Сегодня в «Доме актера» второй день проходило невероятно увлекательное событие с читками пьес и лекциями, посвященными, не поверите, драматургии. Мероприятие сие называлось по-астрахански тепло – «Жара», а организовывали всё замечательные ребята (некоторым ребятам уже за пятьдесят) из общедоступного театра «Периферия», и я ничего не рекламирую, честно. Но пару слов сказать, безусловно, хочется.

У этого театра лично я в гостях уже не первый раз, и каждую мою вылазку в интеллектуальную среду сопровождает куча положительных эмоций и бесплатный театральный чай. До спектакля, читки или лекции вас тепло встречают в небольшой комнате с удобнейшими креслами и красивой стеной с подписями многих известных личностей. Осторожно, «Периферия» настолько общедоступна, что с вами может начать разговор даже сам постановщик/актер/драматург, и до самого начала спектакля вы так и будете думать, что это простой, как и вы, посетитель.

Сегодня, например, наша маленькая команда любителей театра весь антракт рассуждала с главными актерами о нынешнем поколении и просто о жизни. Такие там приятные и открытые люди.

На «Жаре» было целых три читки, и каждая отличалась своей проникновенной историей. На наших глазах ученица влюблялась в учителя английского, послушный сынок сворачивал шею молодому парню, девушка лежала под поездом из-за матери и многое другое. Но нельзя забывать и о просветительной части дня – лекции критика Павла Руднева на тему «Почему возникает режиссерский театр и зачем нужно переосмыслять классику?» Видимо, уже по традиции после интереснейшей и полезной лекции нас ждала небольшая, но яркая дискуссия.

На мероприятии было настолько интересно, что ни у кого не было времени достать телефон или камеру и сделать хороший снимок с места событий – абсолютно все зрители были затянуты в маленькие истории на сцене, в которых не было места каким-то гаджетам. Спасибо «Дому актера» и «Периферии» за отличный день!

Олеся Батракова.