Константин Маркелов: «Я не исключаю, что кумовство есть»

Вице-губернатор Астраханской области ответил на самые острые вопросы

25.04.2016 в 11:44, просмотров: 3804

Месяц назад нашей редакции пришла в голову интересная идея. Что если собрать самые острые вопросы, которые астраханцы адресуют председателю правительства, и задать их ему? Константин Маркелов дал свое согласие, а мы запустили совместно с порталом Astrakhanpost.ru проект «100 вопросов председателю». Вопросы мы собрали, обработали их, объединив по темам, и записали интервью, которое сегодня представляем вашему вниманию. Видеоверсия интервью с ответами на другие тематические вопросы вышла на интернет-канале «Хазария-ТВ».

Константин Маркелов: «Я не исключаю, что кумовство есть»
фото: Александр Алымов
Константин Маркелов в форме казачьего атамана

Нечем руководить

— Константин Алексеевич, почему правительство есть, а руководить нечем. Ни предприятий, ни заводов, ни фабрик, одни рынки и конторы федерального значения?

— Я этот вопрос оставлю на совести задающего. Сегодня есть определённые функции, которыми занимается правительство региона, и они достаточно обширны. Многие результаты, которых сегодня регион добивается в социально-экономическом развитии, напрямую зависят от правительства и губернатора. Наверное, говорить о том, что нечем заниматься, было бы неправильно, или это желание не видеть реальную жизнь. В Астрахани есть заводы, и фабрики, и предприятия, и серьезная инфраструктура, социальные, культурные и экономическая инфраструктуры.

— А по вашей оценке, на сегодняшний день астраханское правительство справляется со своими обязанностями?

— В целом, да. Ситуация в регионе стабильная, есть хорошие показатели по многим направлениям, отраслям, и оценка сегодня не только наша, потому что одно дело я оцениваю, другое — губернатор, третье — внешняя оценка. Есть внешняя оценка — это мнение общественности, которое узнается в социологических опросах, которые проводятся регулярно, а также оценка федеральных органов власти по разным направлениям, и по всем направлениям она положительная. И поэтому я считаю, что наше правительство оценивает свою работу положительно.

— Тогда поговорим о конкретных направлениях. Почему мы выращиваем мало томатов? Потому что боимся, что их будет очень много и поэтому предоставляем возможность поставлять их Ирану? Что правительством делается, для того чтобы сократить количество «прокладок» в виде перекупщиков иностранной продукции и стимулировать рынок нашей продукции, которая в мизерном количестве представлена на полках астраханских магазинов?

— Сегодня на полках астраханских магазинов присутствует порядка 90% продукции российского производства. Причем та продукция, которая в достаточном количестве производится в Астраханской области, также представлена на полках, и говорить о том, что идет активное засилье импортной продукции, — это лукавство. Иран — наш стратегический партнер. Вы об этом знаете. И хорошо, что после снятия санкций активизировалась работа с этой республикой и что мы начали с ними более активно торговать: продавать им продукцию российского производства и покупать у них. То что сегодня присутствует и будет расширяться присутствие иранской продукции на рынке РФ и Астраханском области — это положительный тренд. Единственное, конечно же, мы здесь должны защищать своих производителей. Поэтому эта продукция не должна быть в ущерб российскому или астраханскому производителю. Потому мы за этим делом следим.

Чиновники тоже люди

— Как вы считаете, в среде астраханского чиновничества существует ли такое понятие как «кумовство»?

— Родственники чиновников должны же чем-то заниматься. Они же тоже люди, они должны работать, особенно взрослые, они должны зарабатывать на хлеб, а не жить за счет родственников. Здесь не должно быть прямых нарушений законодательства. В законе о госслужбе или в законе о муниципальной службе все четко прописано: кто, где и как имеет право работать, в каком подчинении, и если где-то есть нарушения, то я серьезно, скрупулёзно к этому всегда отношусь, потому что я имею непосредственное отношение ко многим вопросам, когда разбираются конфликты интересов и, если только этот конфликт интересов присутствует, мы пресекаем это сразу же и бескомпромис-сно. У нас были факты, когда прямые нарушения пресекались. Еще раз говорю, что с кумовством, с коррупцией, со взятками, с какими-то неправомерными действиями мы готовы бороться самым беспощадным образом.

— Ваш сын работает на руководящей должности в особой экономической зоне «Лотос». И общественность это возмущает. Вы можете рассказать причину, по которой ваш сын занял эту должность, подконтрольна ли деятельность ОЭЗ вам? И имеете ли вы отношению к этому назначению?

— Вообще, когда вопросы касаются личного, семейного характера, я неохотно на них отвечаю. Мой сын закончил наш госуниверситет, имеет два образования и ни дня не работал в госструктурах, и не собирается. Они его не интересуют. Он работал до этого в частных структурах, которые приняли его на конкурсной основе, так же (на конкурсной основе — прим. ред.) он попал в ОЭЗ «Лотос». Поэтому я его никуда не устраивал. Управляющая компания ОЭЗ — это акционерное общество. Есть наблюдательный совет, который формирует министерство экономического развития РФ, я вхожу в этот совет. Функции наблюдательного совета — наблюдать за тем, как идет подбор резидентов, как идет работа с ОЭЗ, как формируется инфраструктура. Принимать ряд решений рекомендательного плана, необязательного исполнения. Поэтому напрямую к руководству ОЭЗ я как член наблюдательного совета не имею отношения.

По крайней мере, в правительстве АО есть структура, которая следит за тем, чтобы не было каких-то коррупционных связей членов правительства. И в первую очередь никаких прямых родственных связей, чтобы в подчинении друг к другу никто не работал. Для этого есть комиссия по конфликту интересов и антикоррупционная комиссия, которая все это рассматривает. В моих отношениях с сыном нет никаких конфликтов интересов. На это есть официальное заключение.

— На днях астраханская птицефабрика, которой владеет наша область, решила приобрести себе джип за несколько миллионов рублей. Об этом говорила общественность, подключился народный фронт с просьбой разъяснить закупку и отменить ее. Но закупку не отменили?

— На мой взгляд, это неправильно. Поэтому я думаю, что мы соответствующим образом отреагируем на эту информацию. И если говорить строго юридически, правительство Астраханской области не может вмешиваться в хозяйственную деятельность государственных предприятий. Есть порядок, по которому руководители госпредприятий и для акционеров общества с государственным участием обязаны согласовывать крупные сделки, получать на них соответствующие разрешения. Это касается продажи пакетов, крупных акций, закупки оборудования. То есть она ограничена определенными суммами. Приобретение бумаги, компьютеров, автомобилей для производственных нужд не входят в эту компетенцию. Но мы отреагируем на эту информацию и посмотрим, были ли основания у руководителя объявлять такую закупку.

Экономить хорошо!

— А вы, как потребитель, в это непростое время ощущаете трудности на своем кошельке? 

— Конечно, я стал экономнее, как и все остальные. Меньше стал покупать одежду, обувь, у меня ее достаточно, я ей закупился, когда было дешевле. И также хожу в магазин, и тоже смотрю и покупаю то, что дешевле. Наверное, так или иначе повлияла и влияет на всех ситуация, которая сложилась в целом по стране и в регионе. Население стало меньше тратить, мы видим это по финансовым отчетам. Люди стали задумываться о том, чтобы экономить, может быть, это и хорошо.

— Они не просто задумываются. В массе своей у простых людей произошло сокращение зарплат. А вот у астраханских чиновников, по озвученной вами недавно информации, зарплата увеличилась на 15%. Как так вышло, когда вся страна экономит? За это отвечаете вы или кто-то другой допустил эту ошибку?

— Что касается чиновников областного уровня — это все, что входит в правительство Астраханской области и подчиненные ему структуры, — то зарплата не увеличилась. Больше того, мы приняли решение о сокращении зарплаты на 10%, мы уменьшили различные выплаты за особые условия труда. По итогам 2015 года у чиновников областного уровня зарплата сократилась.

А вот, например, депутаты нашей областной думы не приняли такого решения. Еще ряд подразделений, которые в целом на областном уровне, не приняли это решение. Вы знаете, что у нас законодательная ветвь самостоятельна. Мы действуем на них морально, уговариваем, требуем, чтобы такое решение было принято. И экономия была.

Также рост произошел у муниципальных служащих. Мы хотели законом ограничить рост заработной платы, дважды вносили его в думу Астрахани и дважды его отклоняли там. Дума мотивировала это тем, что у рядовых чиновников в муниципалитетах низкая заработная плата. Мы подготовили и губернатор подписал постановление, чтобы рекомендовать главам местного самоуправления самостоятельно принять такое решение. Так что все это требует отдельной проверки. Поэтому я поручил специальной группе во главе с министром финансов отдельно по каждому муниципалитету разобраться. Там, где игнорировались все решения и рекомендации губернатора и произошел рост зарплаты, будем принимать соответствующие меры.

СМИ без поддержки не могут

— Ряд министерств задолжали мелкому бизнесу. Суммы там небольшие, но деньги не возвращают. Идет отсылка на сложную ситуацию. И в то же время мы видим, как на одну газету, близкую к чиновникам, выделяется 3 000 000 рублей. На ваш взгляд, что важнее — информировать астраханцев об общественно-политическом развитии или возвратить долги мелкому бизнесу? Ведь многие сейчас на грани разорения.

— Вопрос взаимодействия или финансирования различных направлений достаточно спорный. Выделять одно и говорить: «обратите внимание на это» — неправильно. Принимается бюджет, в котором закладываются определенные расходы, в том числе на поддержку СМИ. Сегодня СМИ, к сожалению, без поддержки существовать не могут.

— Ну мы же существуем

— Есть различные экономические взаимоотношения, поэтому мы поддерживаем не все СМИ, но, по крайней мере, выделяются средства на поддержку. С кем-то есть договора длительного сотрудничества, с кем-то нет. Есть СМИ муниципального уровня, которые копейками, но поддерживаем. Есть областные СМИ, с которыми выстроено давно длительное сотрудничество. Когда мы принимали бюджет 2016 года, то резко сократили поддержку СМИ. Хотя информирование о происходящих социально-экономических процессах — важная статья расходов, потому что люди должны знать, что делается и как делается.

Что касается долгов перед мелким бизнесом — это несколько другая часть расходов областного бюджета. Образовалась кредиторка. Этот процесс нормальный. Бывает больше, бывает меньше. Дело в другом — расплачиваться или нет. Для этого мы работаем, чтобы привлечь дополнительные доходы и направить их на сокращение кредиторской задолженности.

— Раз уж мы опять начали говорить про экономию. Выделяются ли бюджетные средства на казачество и сколько?

— Выделяются. В разы меньше, чем в прошлом году. Есть программа развития казачества. Она принята на федеральном уровне, и требование стратегии развития российского казачества, подписанное президентом РФ, для всех регионов, где активно развивается казачество, — находить средства на поддержку. Но есть ряд направлений, куда требуется эта поддержка. Он внимательно обсуждается при принятии программы развития казачества. Но я вам хочу сказать, что это мизерные средства. Это не более 5 млн рублей в год на всю Астраханскую область.

— Сейчас идет разделение крупнейшего предприятия региона – Астраханьгазпром. Добыча отделится от переработки. Сегодня из-за федерального закона регион потерял множество налогов на недропользователей из–за чего страдает область. Какие налоги будут платить новые подразделения Газпрома? И грозят ли массовые сокращения работников этого предприятия?

— Решение о реструктуризации принималось на уровне «большого» Газпрома. Оно согласовывалось с правительством РФ. Это происходит не только в Астраханской области. Отдельно выделяются предприятия добычи и переработки. Мотивируется это тем, чтобы была лучшая управляемость. Нас конечно так же, как и всех остальных, интересует, не пострадают ли от этого в первую очередь бюджет Астраханской области и люди, которые трудятся там. По сегодняшним данным, которые мы имеем, не предполагается сокращение поступлений в бюджет за счет этих преобразований. Сегодня сокращения происходят из-за макроэкономической ситуации. Снижается цена на газ, нефть, рост зарубежной валюты происходит, она соответствующим образом увеличивает издержки, уменьшается прибыль. Основной доход мы получаем за счет налога на прибыль. Конечно же, это нас очень волнует, но вот именно преобразование, которое происходит не грозит сокращениями налогов в бюджет. По крайней мере, мы получили об этом заверение от руководства Газпрома и от руководителей, которые участвуют в этой структуризации. Также мы не получали уведомления о массовых увольнениях или сокращениях сотрудников. Конечно же, мы переживаем за тех, кто там работает, но понимаем, что руководители тоже имеют определённую ответственность. 

— Вы, наверное, удивитесь, потому что нам поступил и один позитивный вопрос. Город стал привлекать все больше разных киностудий, известных режиссеров. Почему бы не создать на базе регионального минкульта отдел на добровольно-общественных началах, где помогали бы проводить кастинги, подбор актеров, массовки?

— Мы принимаем решении о создании такой структуры. Это будет кинокомиссия. В ближайшее время такое решение будет принято. Сейчас идут все организационные моменты, в том числе и положение готовится о кинокомиссии. Действительно у нас регион становится интересным для кино. Мы оказываем активную поддержку этим процессам. Но для нас приятно, когда астраханская область и город Астрахань имеют возможность принять кинематографистов самого высокого уровня здесь. Астраханцы могут принять участие в съемках этих фильмах в качестве массовки, в качестве артистов. И эта кинокомиссия будет содействовать в привлечении сюда таких групп для съёмок в фильмах и оказании им помощи, в том числе в подборе артистов, мест для съёмки, организационные вопросы решать и так далее. Я думаю, что комиссию возглавит один из ведущих общественных деятелей, близких к проблемам кино, театра, искусства.  Надеюсь, что в этой комиссии будут достойные люди.

Где каждая копейка

— Почему не выполняется указ президента по выделению земли многодетным семьям?

— Это не совсем так. У нас выделяются земли для многодетных семей. Порядка 300-400 участков выделяются каждый год. Конечно, очередь больше. Это связано с тем, что участок нужно не просто отрезать и выделить, независимо оттого, что он находится в степи, в поле и далеко. Они выделяются для того, чтобы там вести хозяйственную деятельность, построить дом. Поэтому там должна быть инфраструктура. Сегодня муниципалитеты достаточно активно работают по подбору участков, подводят участки. Мы продолжаем эту работу.

— Почему увеличена ставка транспортного налога до уровня Москвы и других крупных городов. Неужели уровень жителей Астрахани сопоставим с уровнем жителей столицы?

— Я бы не согласился, что увеличена она до уровня столицы, потому что у нас есть данные и сравнительные данные, где вы увидите: в Москве гораздо выше транспортный налог. Знаете, что мы распределили повышение ставки транспортного налога в зависимости от автомобиля, которым в основном пользуется основная масса населения. Он практически остался без изменения. Для пожилых, ветеранов, малообеспеченных предусмотрена льгота. Поэтому значительно увеличилась ставка для дорогих автомобилей. И с этим я согласен. Тот, кто имеет возможность приобрести дорогостоящий автомобиль, должен заплатить соответствующий налог. Справедливо это или нет — это оценка собственника транспортного средства. Но даже налог по сравнению с Петербургом и Москвой ниже. Больше того, мы транспортный налог несколько лет не повышали.

— Вопрос от любителей спорта. Может ли правительство АО предоставить конкретную смету по федеральным деньгам, которые придут в Астрахань по реализации задач «ЧМ по футболу»?

— Не может, а обязано это сделать. Астрахань включена в программу по подготовке по ЧМ-2018. Астрахань — очень удобный город в этом плане: он равноудалён от городов, где будет проходить ЧМ, очень удобный аэропорт, который находится рядом со стадионом, два стадиона. Мы, как органы госвласти, заинтересовались этим, направили заявки и надеемся, что заявка будет рассмотрена в положительную сторону. У нас хороший центральный стадион, ведь неслучайно там разыгрывался кубок России. Как только будет принято [решение] о выделении средств, это решение будет опубликовано официально. Подбор и смета тоже будут опубликованы на соответствующих сайтах, будет конкурсная процедура, где можно будет посмотреть и все проконтролировать. Мы хотим, чтобы общественность тоже контролировала работы. Чтобы народ знал, куда уходит каждая копейка.

— Какой госдолг у Астраханской области есть на данный момент? Отчиталось ли по этому поводу министерство финансов АО? И какие меры по выходу из этой ситуации применяются?

— Конечно же, Минфин отчитался. Больше того, этот отчет можно посмотреть в открытом доступе: он у нас на сайте министерства финансов находится. Долг у нас на сегодняшний момент превышает допустимые нормы. Мы сегодня одна из территорий, которые имеют превышающий объем бюджета своего. Порядка 110-111% у нас внутренний долг. Он копился годами. По разным причинам. Все годы, пока мы работаем, мы принимали бездефицитный бюджет, а в этот раз принимается дефицитный бюджет, значит, дефицит за счет чего-то надо  погашать. Он погашается за счет привлечения кредитов. Банковских кредитов, бюджетных кредитов. Благодаря этому накопился этот долг. Но необходимо было решать ряд социальных проблем, организовывать ряд проектов экономического плана. Думаю, и надеюсь,  что за счет развития экономики мы сможем получить дополнительные доходы. Это позволит нам постепенно сокращать долг. Вообще практика работы всех госструктур не видит ничего страшного в существовании внутреннего долга. Если она, конечно, не превышает определенного размера. Свыше 50 процентов — это не критичный долг, от 50-70% — проблемный, но тоже это обычная история работы госструктур.

— Вы можете сказать, что ситуация под контролем?

— Сегодня она в любом случае под контролем. Под нашим контролем и контролем Минфина. Мы отслеживаем и не допускаем роста внутреннего долга. По крайней мере, настраиваем всю экономику и все госструктуры на это. Думаю это решаемая проблема и в течение тех временных рамок, которые я озвучил, она будет решена.

«Сколько я убил…»

— У вас в кабинете много фото животных. Вопрос от Евгения Полонского: «Сколько вы убили волков, сколько еще убьете, где и как вы охотитесь?».

— Охота на волка разрешена на территории АО в любое время года, потому что популяция волка требует регулирования в соответствии с законом РФ. Популяция превышает допустимые нормы в АО, и поэтому охотники, и не только я, участвуют в охоте на волка. Я люблю эту охоту, она интересная, сложная, экстремальная, она очень серьезно отличается от охоты на водоплавающих птиц. Сколько я убил и сколько собираюсь — это моя охотничья тайна. Не хочу выносить на суд общественности, потому что я знаю, среди общественности есть разные люди: есть те, кто категорически не приемлет охоту и добычу зверя, а есть, кто является охотниками. Я с пониманием отношусь и к тем, и другим, но я никогда не допускал и не допускаю в своей охоте нарушения законодательства и не допущу сам. И в запрещенных местах никогда не охотился и не собираюсь.

— Не хотите ли вы уйти в отставку?

— Я работаю по контракту, мой работодатель — губернатор, и контракт заключен на весь срок полномочий губернатора. Поэтому если он захочет, освободит меня раньше. Не захочет — значит, я буду трудиться с ним до конца. Я не считаю, что сегодня есть необходимость предпринять такой крайний шаг — уйти в отставку. Это не стабилизирует социально-экономическое положение в регионе. Мы будем трудиться, пока будем необходимы людям. Что касается будущего. У меня есть образование, я занимаюсь научной и преподавательской деятельностью. У меня есть студенты, я кандидат экономических [наук]. Я работаю над докторской диссертацией. По крайней мере, преподавать я смогу. Но если найдется работа в других отраслях, я думаю, без дела не останусь.