На крыльях судьбы

Лебединое озеро глазами астраханцев

08.04.2018 в 15:07, просмотров: 579

Лебединое озеро — образ, знакомый с детства любому астраханцу благодаря почти настоящему озеру, а точнее тому, что осталось под этим названием от Скаржинской протоки. Здесь нужно вспомнить астраханского губернатора Петра Скаржинского. Он, правитель Кавказского наместничества, продолжил после Ивана Гудовича углубление Волги. При нем прорыли канал из Кутума к Порту (1794 г.), но его занесло песком и позднее (в середине XIX в.) его замостили. В наши дни ставшее известным каждому Лебединое озеро напоминает о Скаржинской протоке. В прошлом году его история пополнилась трагической гибелью последнего из старых лебедей и заселением новыми пернатыми в подарок от неизвестного астраханца. За их судьбой следила и наша редакция.

На крыльях судьбы
Редакция Информационного штаба в Астраханском театре оперы и балета после спектакля "Лебединое озеро"

Предвкушение

А что же балет Петра Ильича Чайковского? Его сюжет обещает быть более трагичным, хотя многое взято из народного творчества, известно нам по сказкам, узнаваемо в мультфильмах. Злодей крадёт девушку и заколдовывает её. Слёзы матери образуют «озеро», частично спасая этим дочь от заклятия: днём она лебедь, ночью — красавица Одетта, как прежде (сюжет, в общих чертах прошедший от «Царевны-лягушки» до «Шрека»). В неё влюбляется принц Зигфрид, но ему не удаётся вырвать девушку из чар, при выборе невест он путает её с другой (мотив роковой ошибки). Он бросает вызов хозяину озера Ротбарту (мотив подвига в отчаянии), подвергая риску и жизнь Одетты, которая не простила его, но волны поглощают влюблённых. Оба погибают, но не по-шекспировски: не жертвуя собой и не по своей воле. А что будет в Астраханском театре оперы и балета? Приготовимся.

Источник фото: astoperahouse.ru

Балету более 140 лет, но в нашем театре играют более современную версию. Её создали Мариус Петипа и его ученик Лев Иванов, и в ней впервые появился известный танец маленьких лебедей. Наверное, французская лёгкость и русская преданность — первые ассоциации к родине великих создателей — и сделали именно «лебединый балет» символом нашей балетной школы. Премьера в Астрахани прошла в декабре 2012, первая балетная постановка в истории театра. Либретто к ней создал Заслуженный артист России, лауреат премии Правительства РФ Константин Семенович Уральский. Изменился и сюжет: Ротбарт стал друг семьи, держащий театр лебедей. Зигфрид влюблён в одну из актрис, что не нравится Ротбарту. Трагедия героев сохранена: влюбленные погибают в волнах.

Действо

Но вот мы в зале. Приглушённый свет и спокойная музыка возвещают о начале таинства: на сцене юноши в костюмах и девушки в платьях постельных тонов — это театр лебедей. Ими руководит танцор в чёрном одеянии, в котором угадывается Ротбарт. Он приводит на выступление Зигфрида и королеву-мать. Зигфрид символично одет в белое. После того как на сцене опознаётся стройная и изящная Одетта, противостояние чёрного и белого начинается не только в цвете, но и в звуке, и в самом языке движений. Ротбарт открыто препятствует встречам влюблённых. Смена декораций то погружает нас в театр юных пернатых созданий, то уводит из него неведомо куда, а наши герои то теряются в стайке других лебедей (и их номера — отдельные шедевры внутри шедевра), то сталкиваются с Ротбартом. В итоге им всё же удаётся слиться в едином танце любви. Но вот первый акт окончен, и пока ещё кажется, что тут будет традиционный счастливый сказочный сюжет (если не знать его заранее) со свадьбой, пиром и мёд-пивом.

Источник фото: astoperahouse.ru

Второй акт. Открывающийся занавес встречает новыми декорациями: они так расположены и движутся в нужных местах, что эффект пространственного погружения в глубь происходящего возрастает. Мы то ли в замке принца, то ли где-то ещё, но видим торжественный выход возлюбленных и их совместные танцы, столь неприятные Ротбарту. Друг семьи не ограничивается здесь тем, чтобы безуспешно мешать встречам молодых своими силами, и на сцене появляется чёрный лебедь. Хочется сказать «чёрная лебедь». Во времена Пушкина «лебедь» было словом женского рода («Глядь, поверх текучих вод лебедь белая плывёт»), так и в «Лебедином озере» лебедь — понятие исключительно женское. Но то, что это не Одетта, понимают, пожалуй, все, кроме Зигфрида, — наша же новая героиня в роли подсадной утки для желтоклювого воробья сливается в танце то с ним, то с Ротбартом, без разбора. О её чувствах нет и речи.

Источник фото: astoperahouse.ru

Декорации погружают нас в ночное небо: молодая растущая луна покосилась над озером, смутно в нём отражаясь (да, вот такие детали продуманы в техническом фоне происходящего!) Здесь танцуют молодые лебеди: они и разбиваются на пары, и ходят хороводом, танцуют и стройными рядами, и в непонятном хаосе всевозможных геометрических сочетаний, но единство всему придаёт отточенность движений каждого и синхронность с движениями остальных, сочетаемость языка тела со звуком музыки и светом. У этих танцев даже особый стук, будто девушки танцуют в каблуках. Иногда он напоминает плеск волн. Ротбарт будто упивается, ведь для него эти танцы — символ власти над марионетками, он хозяин этого театра, в котором правит балом. А лебеди вроде и не замечают, кто над ними власть, просто любят танцевать и умеют делать это талантливо. Тонко обыграно.

Источник фото: astoperahouse.ru

Но трагический финал не оттянешь до бесконечности. Мы и не замечаем, как Ротбарт, понимая свою ошибку, возвращается к Одетте. Простила ли она его? Я не уловил. Молодых поглощают волны. Там простится всё. Все, кому надо, встретятся вновь, тоже прощённые и раскаявшиеся, иногда слишком поздно. А этот мир остался для живых людей и их новых горячих чувств и роковых ошибок.

Послевкусие

Что помогло мне понимать авторский замысел и вкладывать собственные смыслы? Предварительное чтение сюжета в кратком изложении. Такого предчтения часто не хватает, чтобы подступиться и к литературному произведению. В театре или книге нет экскурсовода или гида, им становится сюжет. Но что хотели сказать авторы? Можно ли это узнать? Перед нами не просто любовь, а проверка чувств на подлинность и остроту, при которых Зигфрид не спутал бы один образ с другим. Не просто злодей Ротбарт, а испытание судьбой. И не просто чёрная лебедь, а аллегория того, что пустота души ведёт нас к немому послушанию. Но если подлинность не подтвердилась, то это предательство? Принц ведь ошибается бессознательно. Если доказать верность не удалось, то заслуживает ли принц смерти? И также загадочна гибель разочарованной Одетты: может, без чувств Зигфрида ей нет места на этом свете? Но ведь это предопределено. Его ошибка просто высветила неподлинность любви? Вопросы без ответов. Хотя и не бывает единого толкования.

Источник фото: astoperahouse.ru

Ничего не зависит от нас самих — таков сухой остаток ощущений, в которых вспоминается грустный лермонтовский фатализм, а он не в том, что есть список, где всему свой час, но в том, что не всё решаем лично мы, даже когда нам так кажется.