Акакий Акакиевич: Итоги года в диалоге

26 декабря 2017 в 14:00, просмотров: 2648

Есть в профессии журналистов один обряд посвящения, так сказать. Ну или то, ради чего мы долго и упорно трудимся, сюжеты монтируем, статейки пишем. Пресс-конференцией его зовут.

Акакий Акакиевич: Итоги года в диалоге

Весь год готовятся чиновники, анализируя отчетности, сводя итоги да заучивая цифры. А все ради того, чтобы в грязь лицом не упасть перед коллегами и ответить как положено. Я вот на этих пресс-конференциях ни разу не был. Помню, губернатор к нам в редакцию весной захаживал. Наши тогда волновались при встрече. Я их впервые в пиджаках увидел, во всей красе. Правда, сам не решался в тот день зайти в кабинет к Сан Санычу, в коридоре с ноги на ногу переминался, да слушал про проблемы трудоустройства студентов, а также про наше любимое ЖКХ.

— На кой черт эти «прессухи» нужны? — успокаивал я себя в коридоре, поправляя фуражку. — Можно ведь вопросы и побыстрее решить, шумихи-то сколько! Министры им для чего?

Не то чтобы я вовсе эти «прессухи» не терплю, мне одно непонятно — кому пресс-конференции нужнее? Властям или народу?

***

— И что, вас прямо по телевизору покажут? — спрашивал я у своих коллег с круглыми глазами на внеочередной планерке — прям вот по Первому каналу?

— Ну если камеру телевизионную в нашу сторону направят, то попадем, — с улыбкой отвечали мне наши редакторы.

Давеча новостники наши анонсировали, что пресс-конференция проводиться будет с Владимиром Путиным в Москве, ежегодная. Но уж не думал, что наши  в ней поучаствуют. Астраханские журналисты Путину вопросы будут задавать! О как бывает!

14 декабря мы все за трансляцией наблюдали, да Александра Алымова и Людмилу Умерову — главредов наших — глазами выискивали. И пока в редакции обсуждали, что на встречу с президентом заявлено рекордное количество участников (аж 1640 штук!), я призадумался.

А ведь пресс-конференция — чем не площадка для общения народа с представителями власти? Причем с мгновенной обратной связью. Наверное, для каждого представителя СМИ это заветная возможность быть услышанным. Порою удивительно, но для решения конкретной проблемы надо идти к самому главному начальнику. Это я знал хорошо.

Как-то Ильдарыч в 2005 году ногу сломал, но по привычке на работу вернулся с костылями под мышками.

— Не могу я дома лежать плашмя как овощ, — отмахивался он на наши попытки продлить больничный, — вот двух недель в кровати мне по горло хватило, буду на смену заступать. Но-но!

Мы тогда к начальнику охраны подошли с просьбой установить пандусы у входа. А он лишь в ответ кивнул многозначительно и репу принялся чесать. Три недели ждали мы разговора начальника с вышестоящим руководством. Ильдарыч уж и гипс снять хотел.

— Тут надо напрямую действовать, к директору идти, — сказал я, понимая, что дело не сдвинется с места.

Набрались мы смелости тогда и постучались в кабинет Сергея Геннадьевича. До сих пор с уважением я его вспоминаю: он тогда пандусы вмиг поставил, посмотрев на красное запыхавшееся лицо Рената. Я эту историю частенько в голове прокручиваю, когда наш губернатор начинает решать проблемы вместо ответственных за это министров.

Есть у этих пресс-конференций и другой плюс: на них наши чиновники слышат о реальных, невыдуманных проблемах населения. Все равно что во двор выйди к жителям. Как бы нас ни хаяли, называя журналюгами, поднимаем мы вопросы все-таки остро — социальные, народные.

— Глядите, наших показывают! С оранжевыми табличками «Налоги» и «ШИ», — заметила Руфина, наша корреспондентка, — скриньте скрины срочно в чаты!

Я вгляделся в компьютер и увидел знакомые лица по ту сторону экрана. Астраханские журналисты сидели на пресс-конференции Владимира Путина в ожидании. Тянули таблички, как школьники, которые тянут руку, чтобы ответить. И пусть задать вопрос президенту им так и не удалось, польза от этого опыта не уменьшилась. Когда-нибудь очередь дойдет и до нас. И тогда астраханцы и политики там наверху станут ближе друг к другу, уже четко понимая проблемы обеих сторон.




Партнеры