Астраханские сайгаки получили шанс на спасение

Как в регионе охраняют и восстанавливают популяцию степной антилопы

6 сентября 2017 в 13:21, просмотров: 1237
Астраханские сайгаки получили шанс на спасение
фото: Евгений Полонский

Еще в начале 1990-х годов их было около миллиона. Уже к середине 2000-х их численность сократилась до 50 тысяч. Их выслеживают. Их отстреливают. Их закалывают ножами. И делают это не ради выживания, а ради обычной, не знающей жалости прибыли. Прибыли на крови и смерти.

Популяция Северо-Западного Прикаспия обитает в Астраханской области и Республике Калмыкия. Они — часть нашего общего богатства, которое нужно сохранить. Этих животных необходимо спасать. И такая работа идет. Так как же выполняется миссия «спасти сайгаков» в нашем регионе?

 

Сайгак, он же степная антилопа — парнокопытное млекопитающее. Сайгаки сохранили свой облик с давних времен. По земле еще бегали стадами мамонты, за ними с копьями бегали древние люди, а рядом мирно (или не очень) паслись сайгаки.

Степные антилопы довольно небольшие. Длина их тела с хвостом составляет примерно 110-150 сантиметров, а высота в холке — от 60 до 80 сантиметров. Это размеры взрослого барана. Вес животных также невелик. Он разнится в зависимости от половой принадлежности и находится в пределах от 23 до 40 кг — такой вес имеют новорожденные телята.

Сейчас сайгаки живут всего в нескольких местах. Это степи и полупустыни Казахстана, западная часть Монголии, а также Россия. В нашей стране эти животные обитают в Калмыкии и в степях Астраханской области.

Как спасают маргачей

Сайгаков не истребили ни древние люди, ни тысячи лет эволюции. А вот мы истребляем. И у нас, кстати, это получается. А «виноваты» сайгаки тем, что у них есть ценные для людей рога.

По своей форме рога степной антилопы напоминают изогнутую лиру. Они имеют среднюю длину в 25-30 сантиметров. Цвет рогов бледно-рыжий, а в более зрелом возрасте они становятся полупрозрачными с желтовато-белым оттенком. У самок животного рогов нет.

Сайгачьи рога пользуются особым спросом на рынке медицинского сырья. Их используются восточные целители. Как принято считать в нетрадиционной медицине, порошок из рогов животного якобы может вылечить инсульт, болезни желудка и печени. Более того, такое снадобье будто может вывести человека из комы. По логике верящихв это людей, современная медицина не сравнится с традиционным целительством. Лучше иметь сомнительное «лекарство», чем сохранить популяцию древних животных, а вместес с ней и экосистему.

Именно из-за этих рогов и гибнут маргачи. В естественных условиях доля самцов на всю популяцию должна составлять 10 процентов от общего числа особей. Однако после отстрела степной антилопы это число сократилось до 1-2 процентов. Сайгачат стало рождаться меньше, и количество особей сократилось.

Осколки былой популяции

В начале 2000-х годов, когда число особей степной антилопы упало, наблюдали пик браконьерской активности. Животных отстреливали ради прибыли. Рога сайгака отлично продаются на черном рынке.

Сегодня в регионе активно ведется работа по охране и воспроизводству сайгаков. В 2014 году закончился эксперимент по выращиванию маргачей в государственном опытном хозяйстве «Астраханское».

Тогда численность этих животных составляла всего две тысячи особей. Две тысячи от миллиона. Это меньше одного процента. Сегодня на Земле живет около 7 миллиардов человек. Представьте, что за какие-нибудь 10-20 лет численность населения планеты сократится до полутора миллионов. Это население Екатеринбурга в 2017 году. Получается, останется один только Екатеринбург на целую планету. То же и с этими животными. Вот почему так важно сберечь исчезающих парнокопытных.

Дело природы и людей

В начале этого года министерство природы РФ одобрило размещение в Астрахани штаба по охране сайгака.

В 2000 году в Астраханской области создали государственный природный заказник «Степной». Осенью, в период гона, и весной, когда у сайгаков появляется потомство, все доступные ресурсы направляются на охрану территории от нарушителей. Работники заказника патрулируют заказник, чтобы не допустить приближения к животным посторонних.

В 2003 году в государственном опытном охотничьем хозяйстве «Астраханское» организовали питомник «Сайгак». Тогда же туда завезли первую партию отловленных маргачей. В этом году в питомнике родилось уже двадцать сайгачат. А каждый год, начиная с 2014, на волю для оплодотворения диких самок выпускают половозрелых сайгаков. Этой зимой свою миссию отправятся выполнять 4 взрослых маргача. По словам работников питомника, часто случается так, что самцы оплодотворяют большое количество самок, но сами гибнут. Так они дарят жизнь новым особям.

Сохранением и восстановлением популяции степных антилоп, как ни парадоксально, занимаются сами степные антилопы. Ошибки, сделанные человеком, исправляет природа.

Шанс на спасение

«Охрана с нашей стороны серьезная, — говорит астраханский фотограф Евгений Полонский, — Инспекторов хоть и мало, но люди они серьезные, очень ответственно относятся к охране, поэтому с нашей стороны просто не допускаются факты браконьерства». Его снимки публикуются в журнале «National Geographic Россия». Евгений Владимирович признается, что фотография для него, прежде всего, хобби. Однако ради удачного снимка фотограф может сутками находиться в укрытии и ждать животных. Это человек, наблюдающий сайгаков в их естественной среде обитания.

фото: Евгений Полонский

По словам Евгения Полонского, в Астраханской области браконьерская охота уже достаточно пресечена. В Калмыкии факты браконьерства также заметно сократились. «Сейчас, если нашли останки (так называемые дериваты) сайгака: тушку, шкурку, что-то другое, пишут заявление в полицию, чтобы убийц искали», — объясняет фотограф. И пусть сначала правоохранительные органы вели дела о незаконном истреблении сайгаков неохотно, и до суда они практически не доходили, зато сегодня такая работа ведется эффективно. Это во многом улучшило ситуацию, и теперь у степных антилоп появилось больше шансов на выживание.

Перевоспитать браконьера

Если говорить о положительном опыте спасения краснокнижных видов животных, то нельзя не вспомнить о практике на Алтае. Там спасают не сайгаков, а снежных барсов — ирбисов. Делают это не кнутом, а пряником. Браконьерскую жажду наживы власти подчиняют благому делу. По данным Всемирного фонда дикой природы, незаконные охотники в национальном парке «Сайлюгемский» «перевоспитываются» и идут работать туроператорами. С 2015 года браконьеры из числа местных стали подключаться к природоохранным проектам. Это и легально, и прибыльно. За вознаграждение в 30 тысяч рублей в год — стоимость шкуры снежного барса — нужно следить с помощью фотоловушек за ирбисом.

Также бывшие нелегальные охотники снимают проволочные петли нынешних браконьеров, чтобы ни одно животное, тем более редкое, в них не попало. За эту работу предусмотрены командировочные 700 рублей в сутки и еще 800 в качестве компенсации за аренду транспорта.

Такие меры уже дали результаты. Количество браконьеров из числа местных жителей сокращается, а популяции редких животных пусть и медленно, но восстанавливаются.

Этот метод можно было бы применить и в нашем регионе, и в Калмыкии. Дело, правда, остается за малым: всего-то необходима государственная финансовая поддержка. Но, раз уж у нас идет Год экологии, рассматривать такой вариант защиты редких животных вполне логично.

Старые сайгачьи

Несколько лет назад в Астраханской области почти на каждом столбе стали появляться объявления: «Куплю старые сайгачьи рога». Кто-то сначала воспринимал это в шутку, но на самом деле ничего смешного в них нет. Такие объявления, как оказалось, висели не только у нас в регионе. «Старые сайгачьи» скупали еще в Ростове, Краснодаре, Новокуйбышевске, Волгограде, Самаре, Уфе, Минеральных водах и многих городах Казахстана. И это далеко не полный список мест купли-продажи.

«Московский комсомолец» проводил собственное расследование и писал об этом. На «старых сайгачьих» неплохо зарабатывают. Каждый, кто продал рога несчастных мертвых сайгаков, поддержал теневой бизнес, молчаливо согласился с отстрелом и убийством, стал своеобразным пособником. Спрос не исчезает, потому что есть предложение.

Безусловно, правительства России и Казахстана ввели уголовную ответственность за контрабанду и торговлю дериватами сайгака. Но ведь мы до сих пор видим эти объявления. Они все еще висят, а значит, бизнес и сейчас приносит прибыль. Вот только кому?

Кому нужны сайгачьи рога? Почему объявления до сих пор продолжают висеть? И кто зарабатывает на крови и смерти?

Сайгаков по зиме считают

Принимаемые меры не проходят просто так. Спасение редких животных набирает обороты, однако говорить о каких-то конкретных результатах пока рано.

«Мне кажется, что чуть-чуть, возможно, поголовье увеличилось. Сайгаков обычно считают на зимних переходах, когда они объединяются и делают марш, допустим, из Калмыкии в Астраханскую область или наоборот. У сайгаков есть определенные пути для миграции. И когда ты стоишь в стороне и считаешь их, просто берешь и стоишь целый день, считая, ты примерно начинаешь понимать, какова их численность», — поясняет Евгений Полонский.

Остановить конвейер

Сложно сопереживать тому, чего не видел сам. Но интернет на запрос «смерть сайгака» выдает огромное количество фотографий и видео с десятками мертвых и умирающих животных. Да, степные антилопы в роликах погибают от болезней, но ведь смерть от рук человека гораздо страшнее. Только убийства маргачей в Сеть не выкладывают: чревато последствиями.

Сегодня конвейер убийства сайгаков еще не остановлен, но он уже замедлен. А это значит, что у животных появился шанс на выживание. Если мы и дальше будем не только двигаться в том же направлении, но и пробовать новые методы, миссия «спасти сайгаков» окажется выполнимой и, возможно, выполненной.






Партнеры